Главная
 
Средняя школа №49 ГСВГ город ПерлебергВторник, 21.11.2017, 11:07



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Меню сайта



Двадцать лет спустя...


Берр Михаил
Пфенниг Германии, которой нет
На днях перебирал свою коллекцию монет из разных стран и нащупал в общей куче легкие металлические кружочки гедээровских пфеннигов. Пять пфеннигов, десять пфеннигов… Деньги страны, которой уже нет.

А мороженое, которое мы, гарнизонные дети, регулярно покупали в офицерском кафе, стоило, как сейчас помню, пфеннигов двадцать. А киносеанс в Доме офицеров – одна марка и пфеннигов пятьдесят. А вот книги, самые лучшие книги, детские и взрослые, в прекрасных обложках, за которыми в Советском Союзе давились в очередях и ради которых сдавали тонны макулатуры – так вот эти книги теснились на полках гарнизонного же книжного магазина и стоили уже восемь-десять. Марок.

Когда я впервые десятилетним мальчишкой ступил на брусчатку немецкого городка Перлеберга, то меня поразила какая-то ненастоящесть окружающего пейзажа. Весь город казался большой-пребольшой игрушкой или декорацией к историческим пьесам из европейской жизни. Мощеные брусчаткой узкие улицы, зеленобронзовая статуя Роланда на центральной площади, краснокирпичная острокрышная кирхе – в общем, атмосфера бережно сохраняемой старины воздействовала даже на меня, маленького балбеса. А еще я оч-чень удивился…велосипедам. На тротуарах рядами стояли велики, задвинутые передними колесами в специальные стойки. Да их же своровать легче легкого...

Только когда военный уазик притарахтел к военному городку, где отныне предстояло нам жить, и краснозвездные ворота распахнулись перед нами – я понял, что вернулся на российскую территорию: вывески на русском «Продукты», «Промтовары», заплеванные урны, шелуха семечек, марширующие солдаты на плацу… Все, как в нашем военном городке под Ленинградом! Правда… в «Продуктах» пестрые жвачки, конфеты и прочие деликатесы, в «Промтоварах» - джинсы, модные куртки, полуиндейские мокасины с бахромой… Вау! Правда, тогда меня все это изобилие мало колебало, не в том был еще возрасте, чтобы придавать значение… Это уже потом, когда вернулся в предперестроечный СССР, стал старше – понял, чего лишился.

А тогда в наибольший восторг меня привели подаренные отцом фигурки индейцев и ковбоев. Невиданные в России игрушки!

По-настоящему я стал любить Германию после первого тамошнего Рождества. Средневековый колорит города становился просто сказочным, когда украшался елками, гирляндами, свечами, прочей иллюминацией. На площадях открывались ярмарки, в ярких балаганах бросали шары и кольца, крутились стилизованные под старину карусели, на витринах скалились щелкунчики и пахло вкуснейшими жареными сардельками! Немцы умеют веселиться. Как-то безопаснее они веселятся, в отличие от русских, ну, вы понимаете, что я хочу сказать. Именно на рождественских ярмарках я впервые вкусил сахарной ваты! Вот я иду с мамой по вечерней улице Перлеберга, почти в каждом окне горят красочные толстые свечи, и падает мягкий-мягкий, прямо киношный снег, тут же растворяясь на мокрой брусчатке, переливающейся отражением иллюминаций.

Перлеберг мне снится до сих пор. Мне часто снится, что я брожу по городу и никак не могу выйти к нашему военному городку. А вот и старина Роланд, все такой же, разве что еще более позеленевший. А вот витрина зоомагазина, откуда на меня косится жирный белый кролик – неужели тот же самый? В соседней витрине по рельсам стучит поезд, проезжающий мимо маленьких, но как настоящих, станций и мигающих светофоров, прямо в туннель. Это товар фирмы «Piko» - предмет вожделения многих и многих мальчишек-любителей железнодорожного макетирования. Особняк за березами – музей истории города, там еще стоят громадные механические часы восемнадцатого века, и благообразный хозяин (а музей частный!) может по желанию посетителей завести их, чтобы забили они на весь дом! Я тогда аппарат не носил, но и так, несмотря на мою глухоту, доносился до меня их мощный чуть ли не колокольный звон.

А просыпаюсь – блин, и чего я бегаю по Перлебергу? Нет ведь уже военного городка, нет там моего отца-майора, прочих офицеров, нет там солдат – кстати, большей частью в Группу Советских Войск в Германии направляли срочников-чурок – киргизов, калмыков, горцев из глухих аулов. Эти защитнички и по-русски изъяснялись с большим трудом. Очевидно, считалось, что «разлагающее влияние Запада» мало подействует на такой дремучий контингент…

Немецкие полицейские меня настораживали на генетическом уровне. Потому что их форма, хоть и зеленоватая, по покрою своему как была, так и осталась фашистской, эсэсовской, той, которую я видел в многочисленных фильмах, на фотках и рисунках. «Как были немцы фашисты, так и остались!» - убежденно как-то заявила моя мама.

Но на улицах Перлеберга попадались и наши военные патрули – офицер с красной повязкой на рукаве и пара-тройка солдат в кирзачах, с автоматами наперевес. Основной задачей патрулей был сбор пьяных советских офицеров, которые могли, накушавшись немецкого шнапса, прикорнуть на скамейке или аж на тротуаре. Уже привычные к этому восточные немцы брезгливо перешагивали через освободителей и брюзжали: «руссише швайне…».

Ждите продолжения воспоминаний о жизни в несуществующей Германии…
Миша БЕРР
http://www.kommunalka.de
Форма входа

САЙТЫ ГСВГ-ЗГВ
ИНТЕРЕСНО

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Copyright © 2008-2015
Конструктор сайтов - uCoz